Previous Entry Share Next Entry
Возвращение в цивилизацию, возвращение в Красноярск (часть 2)
patapv
DSCN5232DSCN5270


В прошлые поездки мы посещали первоначально Красноярск, а потом уже отправлялись в Хакасию. Это было словно прыжок в воду посреди шумного бассейна. Громкая жизнь большого города, новые и старые друзья, напряженный график посещения пещер, все это вдруг резко сменялось затерянной избушкой, печкой, молчаливой дорогой и вьюгой за окном. Беспечный Красноярск против спокойной и мудрой Сыи.
Теперь же все было наоборот. Микроавтобус вез нас в цивилизацию.

Решение поселиться в Хостеле вместо гостеприимного подвальчика красноярского спелеоклуба, было принято в Самаре, когда численность участников перевалила десяток. Предыдущие поездки в Сибирь насчитывали обычно пять-шесть человек. Теперь же наша толпа ввалилась в двухэтажную квартиру обычного с виду дома. Хостел -  это примерно середина комфортности между ночевкой в спальниках на полу в клубе с приготовлением ужина на газовых горелках в холодном коридоре подвала и дорогостоящей гостиницей со всеми удобствами.

DSCN5311Общага благопристойного вида. Тут была кухня со столом, за которым  мы все помещались, спальня с двухъярусными кроватками опять таки на всю нашу группу, два туалета
с душем и сауна. Были и другие обитатели, которые, впрочем, вели себя вполне тихо и мирно. Стены  обшиты деревом с черно-белыми фотографиями  древнего Красноярска – в общих чертах душевно. Хотя были и не совсем приятные моменты: на стенах кухни висели два огромных плоских экрана, которые непрерывно транслировали телевидение на автономный остров нашей поездки. На ночь убавлялся звук, но трансляция не прекращалась.

Первый день в Красноярске – как обычно Столбы. Посещение этого замечательного природного парка, во-первых, позволяет акклиматизироваться к местной погоде, а во-вторых, обязательно для любого уважающего себя путешественника. Тут мы впервые почувствовали, что попали в настоящую сибирскую зиму: пушистые сугробы среди не менее пушистых сочных зеленых веток хвойных растений. За деревянными перилами, ограждающими тропу – DSCN5650настоящая тайга. С прошлой поездки парк преобразился – появились деревянные мостки, по которым большое количество туристов может пройтись, ничего при этом не вытоптав, многочисленные стенд
ы с информацией про обитающих в здешних краях  животных и растения, несколько спортивных снарядов, в числе которых и прародитель слэклайна – стальной трос. И еще появился теплый уютный домик с фотками животных на стенах, где можно отогреться и попить чай. Его прелесть мы оценили на обратном пути, когда, вдоволь накатавшись с горок верхом на транспортных мешках, нагулявшись и насмотревшись хвойных пейзажей и могучих скал, ввалились шумной толпой внутрь.

Проживая этот беззаботный и озорной день, мы с Владимиром Анатольевичем смотрим на веселые лица наших ребят, совсем молодых, и усилием воли каждый из нас сдерживает ветхую дверь, за которой хранятся воспоминания одной из прошлых поездок. Тогда, без одного дня пять лет назад, здесь на наших глазах погиб Роман Поляков, наш красноярский товарищ. Он сорвался со Второго столба. Это событие произошло за несколько мгновений, но безвозвратно изменило каждого из нас.

Вечер в Красноярске насыщен. Пьем чай в клубе спелеологов, в гостях у нашей давней знакомой Марины Тимофеевой, смотрим в очередной раз мои ролики, решаем некоторые моменты завтрашнего выхода в Торгаш. Вернувшись в Хостел, вкушаем плоды цивилизации – греем с Владимиром Анатольевичем свои кости в компактной сауне, попутно размышляя об изменении уровня комфорта в наших зимних поездках. Ровно десять лет назад состоялся первый зимний поход (он же был самым экстремальным в моей жизни). Тогда мы поехали в Пермский Край, жили в подземном лагере в пещерах без палаток, с плохим снаряжением, жутким графиком ночных забросок и выбросок. И если бы сейчас я встретил в пещере группу таких туристов, какими мы были тогда, то сказал бы «ну и дураки!». В той поездке, чтобы приготовить завтрак, приходилось сшибать ледяные сосульки, класть их в котелок, ставить на ужасную горелку, и долго-долго ждать появление воды, и т.д. и т.п. Теперь я, вытирая мокрую голову полотенцем, отдыхая после сауны и попивая зеленый чай с лимоном, рассказываю Насте и Лизе о прелестях нашей первой поездки. Они слушают, затаив дыхание. На заднем крае сознания чуть слышна песня Чижа:
…ведя мемуары за чашечкой кофе своим детям о вчерашнем дне
- каждый ловит свой собственный кайф! Такие дела, брат…

Суровая пещера

Надо отдать должное Красноярским коллегам – ребята организовали нам доставку до пещеры на машинах, избавив от живописной вечерней прогулки по лесу и поселку, где местные жители промышляют демонтажем колес с автомобилей, оставленных у пещеры и видимо не только этим.  В пещеру нас вез Андрей Закрепа. До этой поездки мы не были знакомы, но я  наслышан об этом человеке, знал, что он спортсмен и спелеоспасатель и, наверное, как все спелеоспортсмены – суров и принципиален. Так оно, в общем-то, и оказалось. В числе принципиальных моментов этого человека было гостеприимство. Можно сказать, дело чести – принять гостей как подобает. Андрей стремился сделать все, что было в его силах - провел нам весьма подробную экскурсию по городу из окна машины, ругался на Логинова, который не предупредил о нашем приезде заранее, проводил до пещеры, развел костер, чтобы мы не замерзли в двадцатиградусный мороз, и удалился по своим делам, обещав составить нам компанию завтра.


И вот мы остались одни у входа. Пещера Торгашинская имеет весьма мрачную славу, по крайней мере в сознании самарских спелеологов. Еще до личного знакомства с Красноярском, я слышал от Тролля страшную историю о неком Вороньем гнезде, где погибло немало людей, пытаясь подняться наверх без страховки. Но байки старого спелеолога, какими бы увлекательными и сладостно жуткими они не были, это все-таки байки. Тролль знает страшную историю почти про каждую пещеру. В год первой поездки, за день до нашего планируемого визита в Торгаше разбилась девушка из Хабаровска, Естественно, посещение пришлось отложить.

Сейчас я понимаю, что пещера совсем не мрачная, а  достаточно сложная и интересная. Просто нахождение в черте города и широкая известность делает ее весьма популярной, а отсутствие необходимых знаний, навыков и снаряжения у множества людей, посещающих эту сложную пещеру, определяет число неблагоприятных исходов. Чтобы избежать ненужных страхов и паники, никаких страшилок мы ребятам не рассказывали, упомянув о происшедшем лишь вкратце. Реальных  трудностей, на которых стоило сосредоточить внимание, было немало.
В отличие от Ящика Пандоры, где каждая группа имела возможность прибыть ко входу в требуемое время, а в случае накладки отсидеться в теплом гроте, здесь нужно было быстро переодеваться и спускаться вниз. Мы прибывали на место двумя группами по четыре человека в каждой, что обуславливалось вместимостью автомобилей. Итого за день в пещеру отправлялись восемь человек. Остальные дежурили в Хостеле и гуляли по городу. На следующий день состав менялся. Инструкторам предстояло сходить в пеще
ру дважды. Разумеется, все эти моменты были продуманы еще в Самаре. И сейчас нужно было просто действовать по плану.

DSCN5775Обязательно подшлемник и теплые перчатки на руках. Зона положительной температуры в пещере далеко за первым колодцем. Нужно сделать навеску быстро, и так, чтобы по ней сумели пройти твои ученики. Инструкторские ошибки тренировок проявятся сейчас минутами ожидания на навеске. Хорошо, что пещера пробита шлямбурами, уши которых видны издалека, а не спитами. Холод обнимает тебя за плечи, несмотря на комбез, изотермик и активное перемещение по навеске. Глоток горячего чая под входными колодцами, пока ребята сражаются со снаряжением. Иней на стенах исчезает, и мы попадаем в привычный и достаточно комфортный мир пещеры.

В Торгаше я третий раз. В пещере множество ходов, интересных для пещерных скалолазов, но мы традиционно посещаем здесь два самых простых маршрута, требующих преимущественно владение техникой срт. Изюминка маршрута на дно – отполированный тысячами спелеологов узкий меандр, перемещаться по которому нужно сильно распираясь в противоположенные стены плечами и бедрами. Ничего особо сложного, если ты бывал в пещерах – даже весьма приятно, что все такое гладкое и круглое - комбез не получит ни единой пробоины. Тем, кто первый раз, приходится попотеть. Меандр действует согревающее.

После пещеры нехитрая процедура переодевания – главное сложить все в рюкзак, пока не замерзло. Совсем короткая прогулка до теплого чрева машины. Многоэтажки за окном, домофон, наша квартира обшитая деревом, кипящий чайник пускает пузыри, и пока все мешкают - можно нырнуть в душ. Спелеология с человеческим лицом. Некогда толком подумать и оценить ощущения, и пещера кажется чем-то не совсем реальным.
Марина Тимофеева пьет чай у нас в гостях и осматривает жилище.
Владимир Анатольевич с Закрепой остались у пещеры ждать группу, вынимающую снаряжение. Вскоре и они приходят домой. Под струями горячей воды можно смыть с себя усталость и бремя ответственности – с пещерами закончено и все благополучно.

Там, где «потом» сменяет «сейчас»
Вечером вместо того, чтобы наслаждаться удачным завершением нашей поездки, мы зачем-то ссоримся, затем миримся и радуемся этому. Волшебное чувство пластичности окружающ
ей тебя среды, когда все можно изменить, и все ошибки -  быстренько исправить, пока они не затвердели. В общем, все хорошо и с этим чувством я засыпаю…
DSCN6102
Поезд катит в Самару. Домой неохота. В нашем распоряжении еще три дня. Теперь у нас есть все: опыт совместной походной жизни и множество впечатлений для обсуждения, три отдельных купе и куча свободных минут. Мы все снова вместе. Время сгорает, как бензин в баке, но нам, если и жаль, то совсем чуть-чуть и никто не решится ослабить педаль газа. Мы веселимся и играем. В крокодила. Когда придумываем сл
ова, чтобы их загадать, то мимолетом смотрим в мчащиеся в ночной темноте сугробы и километры, но никто не ослабит педаль газа. Еще мы снимаем видео интервью, просмотр которого вызовет потом лишь сладкую слезу ностальгии.
За окном знакомый перрон. Привычный крик «йоу» сопровождает одновременный взмах сомкнувшихся вместе рук участников поездки.


P.S. Подернулась дымкой зыбкая комната реальности нашей поездки. Вот я и дома. Перекидываю фотки на комп. Каждая флешка переписывается минут пятнадцать. Затем смотрю то, что еще вчера было живым и настоящим, а теперь лишь прошлое. То ли я плохой фотограф, то ли впечатления ярче фотографий.

?

Log in