Previous Entry Share Next Entry
Убегая от дедоморозов
patapv
1111

Из новогодней Самары
Новый год представляется мне сейчас весьма нелепым праздником. Раньше  дело было иначе, когда я был ребенком – снег,  волшебство, елка, дед мороз, радость и ожи
дание подарков. Или ранние студенческие годы: новогодняя ночь без контроля родителей была столь непредсказуема и сулила такое огромное разнообразие невероятных приключений, что первого числа оставалось лишь удивляться  месту, компании и обстоятельствам, в которых ты оказался.
Однако с некоторых пор подобного рода празднества перестают увлекать. Нынче новый год, отмечаемый в Самаре, - это застолье в компании друзей и родственников, где все известно наперед и поэтому скучно. Выход – путешествия: новый год в дороге, в пещере, на морском побережье несколько лучше чем плотно набитые мишурой, салатами, тортами и людьми квартиры заснеженных самарских кварталов. Поэтому билет на новогодний поезд я купил как нечто, само собой разумеющееся и необходимое, словно покупка буханки хлеба.

Итак, мы едем на море небольшой командой старых друзей
 В Крыму я был раз пять, причем последние два – в этом году – знакомое дело. Новизна же нашей поездки заключается в том, что теперь вместо привычных и милых сердцу транспортных мешков с веревками у нас огромные черные бэги, которые сложно куда-либо засунуть и неудобно нести, особенно в проходах плацкартного вагона. Черная ткань скрывает стройные тела железных коней. Мы едем кататься на великах.

За окном проносятся заснеженные равнины, и я невольно размышляю о февральской поездке в Сибирь со студентами. Вопросами подготовки этого похода моя голова занята последние пару недель. По мере уменьшения снега я забываю оставленную Самару. Машина несется к побережью. Пространство вокруг заполнено  весной, ярки солнечным светом, пожелтевшей травой, зелеными елками и, наконец, - слева яркие внушительные скалы, а справа – море цвета неба. Заснеженная Россия осталась где-то сбоку, за кадром, за границей понимания…

Цели и задачи
У нашей поездки три цели или лучше сказать направления: вело, скалолазание, слэклайн.
Мы остановились в Форосе – это почти что самая южная точка Крыма. Первоначально планировали снять дом в частном секторе, поскольку, во-первых, так удобнее с велосипедами, а во-вторых, жизнь в доме больше подходит под стиль нашего путешествия – эдакая встреча друзей золотой осеннюю порою наDSCN1933 даче. Но найденная водителем трехкомнатная квартира была весьма удобна: имелось два балкона для великов, вид на скалы, вид на море, а самое главное – она была теплой, в отличие от летних домиков, где, как известно из опыта прошлых поездок, при температуре ниже нуля прекращается водоснабжение.
Хотя пока – очень тепло, и апрель за окном зове
т. Звенят железки – собираем велосипеды. И вот уже несутся под колеса извилистые улицы южного городка. Куда держим путь – конечно к морю.
Наша подруга из Питера даже решилась искупаться. Мы восторженно смотрим за игрой волн, камней и солнечных бликов.
Темнеет рано – световой день короткий, как в Самаре  - все-таки мы, к сожалению, в Северном полушарии.
В Форосе редко останавливаются  скалолазы, поскольку до скал отсюда достаточно далеко, но в этом и заключается изюминка нашей поездки – совмещение скалолазания с велопрогулкой.
Теплый денек на скалах
На следующий день мы отправились на Батильман. Этот район считается самым теплым – лазить можно круглый год. Едем.
В рюкзаке скалолазное снаряжение, достаточно тяжелое для беззаботной поездки. Первоначально предстоит взобраться на автотрассу, которая огибает поселок сверху. Весело работают исскучавшиеся мыш
цы ног, неустанно вращая шестеренки – велик медленно ползет по серпантину вверх – легкие часто вдыхают осенний воздух. Передача: один-три, один–два, один-один. Переднее колесо стремиться оторваться, приходится наклоняться вперед,
чтобы
сохранить равновесие.
DSCN2148 Постепенно с набором высоты открываются виды морской глади, а огромные скалы становятся ближе. Вот мы на трассе.Первое время мы катим по тротуару, опасаясь лихих крымских водителей, но путь нам периодически преграждают водосточные канавы. Сама поверхность куда более шероховатая, чем асфальт. По проезжей части велосипед идет куда легче. Особенность крымских дорог – значительные перепады высот (как у нас от Управленческого до Красной глинки). Поверхность дороги намного лучше чем в Самаре. На спусках велик набирает космические скорости. Ветер свистит, а протекторы издают грозный рык. Спуски сменяются подъемами, где можно в тишине и безветрии слегка со
греться и, планомерно набирая высоту, насладиться пейзажами.
Вокруг скалы и море, на описание которых не хватит пресных слов. В общем, очень живописные завораживающие скалы и такое же море, от которого сложно оторвать взгляд.
К счастью, мы весьма часто останавливались, чтобы свериться с навигатором и подождать девчонок, и я успевал фотографировать.

DSCN2173


Вскоре мы покинули трассу, где приходилось прижиматься к обочине от  проносящихся машин, и ринулись вниз в долину бухты Ласпи по пустынной асфальтовой дороге. Скорость будоражит. Всего несколько секунд, и за очередным поворотом открываются новые виды. Главное не расслабляться, особенно на поворотах, где так хочется проехать не снижая скорости по  середине или по встречной. Машин здесь мало, но вдруг…

Еще несколько тревожит обратный путь – ведь придется подниматься наверх.
Наконец мы у скал – тропинка с бревенчат
ым
и ступенями ведет к палаточному кэмпингу, где мы встретили  скалолазов и оставили велики.

Беззаботно светит солнце, и скалы по ощущениям весьма теплые, хотя конечно лазание на настоящих скалах (вместо скалодрома) уже успело забыться, поэтому весьма непривычно.
Мы пролезли четыре трассы, и настало время возвращения домой, поскольку мы стремились проехать участок автотрассы засветло.

DSCN2264Все-таки Батильман находится весьма далеко (около 15 км),  и путь на скалы с поиском дороги и фотографированием занял больше двух часов. Обратно добрались быстрее. Подъем к трассе оказался не такой уж сложный. В сумерках мы подкатили к нашему жилищу. Усталость активно проведенного дня приятно чувствовалась во всем теле. В дальнейшем мы решили посещать другие не столь отдаленные скалолазные районы
Короткий световой день стал причиной длинного вечера, в течении которого мы успевали не только поужинать и отдохнуть, но к примеру выложить фотки в контакт.

Последний день уходящего года
На следующее утро мы отправились на Парус – скалу, расположенную ближе всех к Форосу.
Эта одиноко устремленная вверх каменная глыба стояла особняком и имела гладкую поверхность, за которую и получила название.

DSCN2378
За ней располагалась еще одна скала – Малый Парус – еще маршруты были более простыми чем на Парусе, и, если верить гайдбуку, как раз соответствовали нашему уровню лазания.

День выдался холодным – как никак 31 декабря – холоднее чем вчерашний, и холоднее, чем я предполагал. Солнце пряталось где-то за серыми облаками, и куртка, в которой вчера было тепло или даже жарко, теперь не грела. Нам предстояло провести тут целый день, а я замерз уже в первые минуты, тщетно пытаясь согреться горячим чаем  и разминкой.
Ребята пока примерялись – стоит ли в этот день лазить или проще вернуться.
Даже простые трассы давались не очень легко. На Малом парусе явно существовал какой-то подвох – то ли в классификации маршрутов – сложные оказывались простыми, а простые сложными, то ли в неудобном расположении крюков. Нас было пятеро, и одному приходилось мерзнуть, пока остальные лезли или страховали. Так что первая половина дня прошла с неприятным ощущением холода в процессе ожидания. Мы пролезли, как и в прошлый раз, четыре трассы.
Все трассы имели названия, связанные с островом сокровищ: Джим, доктор Ливси, Бен Ганн, дублоны. Заключительной трассой была «Подзорная труба» - не сложная, но очень длинная трасса. На страховку не хватило 50 метров веревки, поэтому Афанасу пришлось посидеть на вершине, пока мы сдернули с параллельной трассы и подвязали ему конец второй веревки. Финиш трассы находился на самой верхушке Малого паруса, откуда открывался неплохой вид на старшего брата, и на поселок с вечерними предновогодними огоньками. Покончив со скалолазанием, мы отыскали запрятанные в кустах велосипеды и покатили готовиться к празднику.
Разумеется, от нового года никуда не уйти. Пока ребята резали салаты, мне удалось поспать. Праздновали  тихо, скромно, играя в детские игры. Сначала вяло, потом веселее, окончательно разошлись на «
крокодиле», когда Афанас показывал слово «задор». Потом еще ходили на побережье, жгли огни и слушали шепот новогоднего прибоя.
ПотратиDSCN2640в пол ночи на веселье, первого января от скалолазных поездок отказались. Утром прыгали на стропе во дворе соседнего дома, а после обеда пошли гулять в парк санатория.
Как заметил Санек, видимо, санаторий является градообразующим предприятием. Парк занимает огромную территорию (больше половины поселка, наверное) и является главной достопримечательностью Фороса. Сюда может пройти любой желающий – местные жители гуляют по парку, словно самарцы по набережной Волги.
Множество зеленых деревьев, видимо желая добраться до солнечного света, склонили свои стволы к морю. В местах, где стволы, растущие на склоне, скосились слишком низко, их подпирают и удерживают от падения специальные металлические стержни, напоминающие костыли на полотнах Дали.
Мы с трудом нашли место для «слэклайна на фоне моря» и, уже натянув, провели остаток светового дня на большой бетонной площади, возвышающейся над зелеными волнами.


111
Зимнее скалолазание
Еще один день мы ездили на скалы мыса Сарыч. Это чуть дальше, чем Парус, но намного ближе Батильмана. Скалы находятся прямо у трассы. Из нескольких скалолазных участков мы выбрали сектор «каньон» как наиболее простой.
Велики пришлось оставить прямо у дороги – поднимать их в каньон было бы бессмысленным геройством. Пристегнули «коней» к электрическим столбам в лежачем положении, чтобы не было заметно с проезжей части.


DSCN2790Круто наклонный каньон шириной около десяти метров оказался весьма живописным местом – стены расписаны зеленым плющом, а водном месте нам встретилась кальцитовая кора и остатки натечки – наверное когда-то каньон был пещерой.
Погода напоминала конец самарского октября – также холодно, но в этот раз я подготовился к длительному ожиданию – поверх обычной одежды я одел синтепоновый кокон лыжного комбенизона.  Теперь ждать или страховать было почти не холодно. Зима подстерегала и заключала в свои объятья непосредственно в момент лазания. От холодных скал мерзли  и немели руки – сложно было распознать и правильно взять зацеп. К счастью, трасс была простая и имела положительный уклон, поэтому имелись места, где можно погреть руки, подышав на них или прижав пальцы к щеке, или сунув руку в карман.
Затем мы переместились в верхнюю часть каньона, где обнаружили  потайную уютную площадку, защищенную от ветра со всех сторон скалами. Здесь же располагался столик с лавочкой, напоминающие дачную беседку. В дальнейшем при выборе маршрутов мы руководствовались не только категорией сложности, но и ветрозащищенностью.
Вообще скалолазание в такую погоду весьма условное, поскольку основную сложность представляет не трасса, а холод, и силы свои и внимание ты тратишь не на движение, а на борьбу с собой и своим ощущением  холода. Изрядно полазив, мы вернулись в теплую квартиру.

Музей и культурный отдых
Еще мы посетили Балаклаву (пригород Севастополя), где находится военно-морской музей, а в прошлом секретный объект – подземный ремонтный завод подводных лодок. Объект был настолько секретен, что даже чтобы попасть в Севастополь, жителям других городов Крыма требовалось брать разрешение в милиции. Проникнуть же в саму Балаклаву было практически невозможно даже жителям Севастополя.


DSCN2984Ремонтный завод находился в бухте, которую не видно с моря. В скале пробит водный сквозной туннель, от которого в разные стороны проложены сухопутные ходы в различные подземные залы с ремонтными складами и служебными помещениями. Подземная ремонтная база закрывалась мощными дверями и предполагала защиту от ядерного взрыва.
В музее не настоящих подводных лодок (которые так хотели увидеть наши девчонки), зато есть зал с множеством макетов и оборудованием этих самых лодок.
 Сама бухта очень привлекательна и живописна,  помимо туристов здесь можно обнаружить большое количество местных рыбаков.  Раньше все тут было военным, секретным и огороженным бетонными заборами и колючей проволокой, теперь бухта обретает более мирный вид туристического поселка. От старого времени кроме музея остался рабочий карьер, ветхие деревянные сооружения которого резко контрастируют новыми гостиничными комплексами и дорогими яхтами. Мы провели в Балаклаве день, совершенно не беспокоясь о наступлении темноты – уехали домой на такси.

Любимый Симеиз
Последний день наших черноморских новогодних каникул решено было посвятить исключительно велосипедам, поскольку при скалолазных велопрогулках покататься по настоящему не удалось. Мы разделились на две группы (мальчики и девочки), чтобы кататься с приемлемой скоростью, не ожидая и не подгоняя никого, и отправились по разным маршрутам.

DSCN3219Мужская группа отправилась по малопосещаемой асфальтовой дороге, которая шла намного выше трассы, почти у самого подножья высокой скалистой стены. Чтобы туда забраться целый час мы казябались вверх на первой передаче. К счастью, теперь с нами не было скалолазных тяжестей, и подъем давался относительно легко. Хотя нагрузка чувствовалась, как и некоторая скука от мысли, что, если вся прогулка будет даваться так непросто, то хотелось бы ее поскорее завершить или промотать – весь день в таком режиме педалить было бы крайне тяжело и физически и психологически. Но вот мы поднялись на самый верх дороги, и теперь нас ожидал спуск, или по крайней мере ровный участок. Велосипеды покатились легко, сразу же улучшилось настроение и стало интересно.
На спуске пришлось одеться – обдувал холодный ветер. Даже захотелось вновь подъема, чтобы согреться. Дорога, как и все горн6ые дороги поворачивала то вправо, то влево, заставляя все время быть в напряжении. Вскоре мы пересекли трассу и въехали в Алушту – тут уже помимо скоростных поворотов, частенько напоминающих трубы в аквапарке, приходилось лавировать между пешеходами, мотороллерами, собаками и автобусами. Наконец, мы ворвались в Симеиз, городок уже ставший почти родным, поскольку все прошлые поездки мы останавливались именно в нем.
Тут мы неожиданно встретились с нашими девушками, которые прибыли в Симеиз по короткой дороге. Пообедав на побережье, мы двинулись назад, опять таки разбившись на группы. Теперь большую часть дороги мы неслись по трассе. Малое количество машин и идеальная поверхность асфальта делали такую поездку возможной и даже приятной Пейзажи меняются не столь стремительно как на горной дороге, зато можно расслабиться, забыть о поворотах и просто крутить педали.
Вечер завершили слэклайном в городском сквере. С прошлого места – соседского дворика нас прогнал маловменяемый, но весьма крепкий мужик,
DSCN3273
видимо опасавшийся за сохранность своего автомобиля, а может быть самоутверждающийся подобным образом. Как я уже говорил, Форос не привык к скалолазам, и слэклайн тут в новинку. Это
вам не Симеиз, жители которого привыкли ко всему: нудистам, меньшинствам и неформалам, не говоря уже о скалолазах, роупдджамперах и поклонниках стропы.
Сквер оказался неплохим местом. Натянули над площадкой, покрытой гранитной крошкой, и ходили в свете фонарей до тех пор, пока хватало сил в ногах. Вечер был посвящен разборке великов и прощальной прогулке на море.
За окном поезда промчались берега Дона, обильно поросшие  желтым камышем, и вот, наконец, зима и заснеженные города и деревеньки нашей страны. Угроза скучного нового года миновала – можно возвращаться домой.

.

?

Log in