Previous Entry Share Next Entry
Море, скалы, слэк и никаких пещер…
patapv
Фотографии: Гульназ Масалимова, Елена Афанасьева

Мы снова едем в Крым, на этот раз в мае. Обычно в мае наш путь лежит в Башкирию, но в этот раз карты легли иначе. Нас ждут теплые скалы, ласковое солнце и море.

Снова поезд, снова Свердловск-Симферополь. На этот раз в обновленной версии. Если обычный плацкарт с его вахтавиками, дембелями, простыми трудягами, пенсионерами – это путешествие Валентина Ивановича из уютной квартиры в Россию, то крымский поезд – это поезд будущего. Типичных для черноморских направлений пузатых отдыхающих с шумными детьми здесь нет – видимо еще не сезон. Вагон забит молодежью, предпочитающей активный отдых пиву во дворе. В моем купе – велосипедисты, напротив – девушки (судя по разговорам и употребляемым напиткам – весьма интеллигентные),  дальше по вагону – все люди с рюкзаками. В последнем купе – барды с настольными играми и настоящей гитарой. Еще есть парочка колоритных волосатиков, один из которых слушает музыку на плеере, с покрытым мелкими трещинами сенсорном экране, словно в клипе Нойза про бассейн. Все разговоры соседей интересны и оригинальны, не пропитаны обыденностью и жалостью комнатных растений (как это бывает в обычных плацкартах). В общем, приятная атмосфера.

В Симферополе границы вагона несколько расширились, и нам предстал город сплошь заполненный туристами, рюкзаками, пенками… Кто с чем и кто куда: лесные тропы, скалы, пещеры, велосипедные маршруты и т.д.Наш путь лежал  в уже знакомый Симеиз, где я был трижды, но все время зимой.

симеиз2Симеиз – это фестиваль (поселение на берегу, где кипит жизнь). Обычные отдыхающие – здесь редкость. Публика несколько иная. Симеиз известен свободой нравов – здесь собираются сексуальные меньшинства (но, как правило, не в мае), также много художников и различных неформалов, растаманов, и прочих весьма необычных элементов. Больше всего здесь скалолазов…

Я уже достаточно давно лелеял мечту поехать куда-нибудь на скалы далеко и надолго. Особенно, когда в Самаре еще были скалодром и возможность тренироваться регулярно. И вот, оно случилось с опозданием как минимум на год. Этот самый год без тренировок несколько печалил. Но с другой стороны, можно было наслаждаться процессом без оглядки на результат и спортивные достижения. Получать удовольствие следовало не только от лазания, но и от всей поездки в целом. Важной составляющей был дом, где нам предстояло жить.

На автовокзале молодые ребята подозрительной наружности предлагали жилье. Их настойчивость несколько отталкивала, но все же мы решил посмотреть… И не зря…
Наш дом находился близко к скалам и представлял собой двухэтажную квартиру с уютной столовой и отличным балкончиком, с которого было видно практически все: город, море, скалы…

Самая большая скала – это Кошка – скалолазный символ Симеиза – называется так, потому что похожа на лежащую Кошку настолько, что можно отчетливо определить голову, лапы, брюхо и даже морду, и ухо.

Скалолазные маршруты подразделяются по сложности. Каждому из них помимо названия, характеризующего маршрут лишь косвенно, соответствует категория трудности, состоящая из цифры и буквы. Зная эту категорию и свои способности, можно определить, получится ли ты пролезть данную трассу или нет. Полный перечень маршрутов опубликован в специальной книжечке – гайдбуке, которую мы приобрели в местном спортивном магазине практически сразу.
на скале3леналена лицо
Как только мы увидели Кошку с нашего замечательного балкончика, сразу возникло желание к ней подойти, а, как только подошли, сразу захотелось лезть. У подножья толпились скалолазы, но все же мы нашли одну пустынную стеночку. Маршруты были простыми, какие и требовались в первый день.


Здесь же мы познакомились с девочкой Женей из Москвы. У нее было все необходимое снаряжение – веревки и оттяжки, но отсутствовал напарник для страховки. Она приехала в Крым одна (есть же маньяки на свете!) в надежде, что встретит здесь знакомых или заведет таковых. Мы все вместе полазили по трем простым трассам, а затем, когда солнце спряталось за скалу, и стало прохладно, отправились ходить слэк на набережную.

Слэклайн – перемещение по горизонтально натянутой стропе – отличное дополнение к скалолазанию. Когда кожа на пальцах рук стерта о твердые камни настолько, что ты не в состоянии не только лазить, но даже держать кружку с горячим чаем, самое время встать на стропу. Здесь работаю больше ноги, а руки используются лишь для равновесия.

У нас были несколько строп различных свойств и планы на слэк не менее серьезные чем на скалолазание, но в первый день мы решили ограничиться разминочным вариантов.
На побережье удобного места не нашлось – мы натянули на бетонном пирсе, среди кучи причудливых фигур волноломов, и покинули это сюрреалистичное место лишь, когда стемнело.

бетонслэк2бетонслэк3

Кроватей в нашем доме было меньше чем людей, но это не являлось проблемой, поскольку имелся прекрасный балкон, и мы засыпали на пенках с видом на звезды под звуки растаманских барабанов, что доносились с центральной аллеи поселка. По утрам скалы скрывал туман, из которого ветер выхватывал лишь крики скалолазов.

Мы отправились на «шею» Кошки. Трассы тут были весьма необычные, а движения мало похожи на скалолазание. Обычно нужно хвататься руками за зацепки, порой весьма маленькие, твердо и верно поставить ноги и, сосредоточив максимум усилия и воли в руках, в кончиках пальцев, делать перехват на следующую зацепку. Здесь же стена имела положительный наклон и неявные «пассивные» зацепки. Нога на стене вроде бы стоит, но кажется, вот-вот соскользнет. Шаткое ощущение зыбкого равновесия, неуверенность и осторожность.

Затем мы перешли на вертикальные классические стены с привычными ощущениями и болью в подушечках пальцев.  У подножья скалы небольшая площадка позволяла натянуть стропу, и пока четверо участников нашей команды лазили, двое могли ходить слэк. Мы познакомились с девушками из Перми, которые питали интерес к стропе. Одна из  них – Маша, перемещалась по слэку уверенно и очень изящно. Также она умела садиться на шпагат и делать парочку фигур из йоги прямо на стропе. Она поведала нам, что в Симеизе есть место, где можно натянуть стропу над водой (waterline)   и в случае падения плюхаться в море.

Вечера полностью посвящались слэклайну. В парке над травкой мы натягивали три стропы – две коротких – метров по двадцать и одну тридцатиметровую, каждая их них позволяла испытать особые ощущения от состояния равновесия. Из парка нас выгоняло наступление полнейшей темноты.
слэк в паркеслек парк
ноги на стропе
Стропа вытягивала из нас те силы, что остались после скал. Уставшие и счастливые мы возвращались домой, удовлетворенные тем, что смогли выжать из прошедшего дня – максимум. Я буквально вползал на четвереньках  по деревянным ступенькам лестницы на второй этаж нашей квартиры, затем растекался в кресле, утоляя накопившуюся за день жажду зеленым чаем с лимоном. А ведь предстоял еще и ужин…

Скала Крыло лебедя находится прямо под Кошкой непосредственно на берегу моря. Побережье здесь представляет собой нагромождение здоровенных камней, на плоских спинах которых можно загорать, но перебраться с одного камня на другой – нелегко. Возможно, поэтому именно это пустынное место облюбовали нудисты для «голого» пляжа. Часть скалолазных маршрутов находилась на южной стороне Крыла Лебедя, которая смотрела как раз на голый пляж. Немного смущали (особенно наших девчонок) обнаженные тела (чаще мужские), распластанные на камнях то тут, то там. Однако наличие «голого» пляжа имело и свои плюсы – можно было смело купаться без плавок самому, не опасаясь услышать возмущенный крик: «молодой человек, вы чего себе позволяете, как вам не стыдно». После плавания можно было неспешно обсохнуть, а при появлении чужаков не кидаться в панике к своей одежде, а спокойно вступить в разговор или неспешно отвернуться, устремив свой взор в бесконечную водную гладь.
7 пляжголый пляж

В один из дней, когда мы находились как раз под Крылом, к нам присоединился наш самарский москвич Александр Андреевич Синицын – они с приятелем жили в Крыму уже больше недели, приехали в Симеиз из  соседнего скалолазного района и поселились на нашей улице в доме напротив.

Вкусно готовить из них, видимо, никто не умел, поэтому ребята приходили к нам на ужин, предварительно заглянув в магазин за плюшками. У нас же – наоборот – готовили девчонки. Яства получались настолько вкусными, что я несколько раз незаметно для себя наедался до такого состояния, что потом мог лишь лежать и то с трудом.

В составе нашей скалолазно-слэклайнерской банды было пятеро самарцев и уфимская москвичка Гульназ, с которой мы познакомились год назад в азиатской экспедиции. Она весьма органично вписалась в наш коллектив,  приезжала в гости пару раз в Самару, а вот теперь решила поехать с нами. Это весьма необычно, поскольку вариантов куда поехать у нее было множество – ей интересно все, все, все, за исключением обыденных и скучных вещей.

В нашей команде Гульназ была самая молодая или даже юная участница, и постепенно, общаясь с нами, невольно взрослела или даже становилась более мудрой.  Она все еще расстраивалась из-за отсутствия положительного результата – например, если не получалось вылезти какую-то сложную трассу - но с каждым разом все меньше. Тут же в Крыму были две ее подруги с виду более спокойные, но куда более безбашенные. Они ехали на сборы по спасработам в пещерах, но в Крым добирались автостопом, последнюю ночь провели в палатке в лесочке у трассы – две девушки по 23 года – молодые и смелые. А я путешествую по России не то что автостопом, а на машине или на поезде, не всегда чувствую себя уютно в окружении простых рабочих людей.
Мы собрались после «не зря прожитого» дня в нашей кухне все вместе с девчонками, Синицыным и его бородатым другом Николаем и обменивались впечатлениями до тех пор, пока глаза не стали слипаться.

 В один из дней мы ездили на Ай-Петри – это такая высокая гора с огромной отвесной стеной, смотрящей на море. Забрались туда на подъемнике – самом большом в Европе (самый большой пролет между опорами). Поселки на побережье были укрыты облаками, в которых растворялись зависшие среди скал желтенькие вагончики подъемника. На плато назойливость предлагаемых услуг достигла своего пика, и мы решили играть в не говорящих по-русски иностранцев, чтобы не отвечать на одинаковые предложения поесть или прокатиться на лошадях.
IMG_0654IMG_0673вагонетка2
Прогулка была  бы неспешной и весьма скучной, если не обратная дорога. Мы решили спуститься пешком по тропинке, которая являлась одновременно и трассой для даунхила (это скоростной спуск с крутых почти отвесных склонов на специальных, очень прочных великах). В некоторых особо опасных местах велосипедисты соорудили мостики, а в наиболее скучных – трамплины.

Как только мы начали спуск – пошел дождь, который все усиливался по мере потери высоты. Чтобы успеть до того момента, когда тропинки станут скользкими и грязными – нам приходилось бежать так, что на следующий день сильно болели ноги. Дождь сменился градом, который становился все крупнее. Ледяные шарики
диаметром около сантиметра бьют весьма больно, особенно когда попадаю в голову. Под конец нам удалось укрыться в беседке и переждать бомбардировку.

6 дождь26 дождь

На трассу мы вышли промокшие, но к счастью весьма быстро поймали машину. И хотя дождь не входил в наши планы, радовал тот факт, что остальные наши увлечения – скалолазание и слэк в этот день невозможны, и из веселых времяпрепровождений мы выбрали единственное стоящее.

Первоначально мы думали пожить в Симеизе лишь половину наших каникул, а потом переместиться еще куда-нибудь, но с каждым днем переезд казался все более сложным и маловероятным. Мы привыкли к Семеизу, в нашем распоряжении был отличный дом и несколько десятков вполне доступных и еще не пройденных трасс.

После грозы с градом установилась настоящая жара, и утренний туман более не прятал от нас скалы. Теперь, глядя на зарождающийся рассвет и лазурное море, мне хотелось  окунуться в прозрачной прохладной воде, что я и делал, пока ребята просыпались и готовили завтрак. Затем мы завтракали и шли на скалы.




Лазали маршруты 6a иногда 6b, не пренебрегали и простыми 5с, 5b. Шестерки, судя по очередям скалолазов, были наиболее популярны. На Крыле Лебедя лазают часто, все зацепки гладенькие, отполированные тысячами рук, их видно издалека по следам магнезии. Рука в такие места  ложится безошибочно, легко и совсем не больно. А есть такие редкие маршруты, например на секторе Лапы Кошки. Тут все очень острое и после парочки трасс руки начинают гореть.

В середине дня на скале становилось жарко и приходилось делать перерыв с купанием.
Как-то после обеда мы решили натянуть стропу над водой. Были немало удивлены, обнаружив, что место для вотерлайна уже занято. Какие-то ребята натягивали «гиббон тревел» (это марка стропы), и разрешили нам пройти по их стропе. Самое интересное, что пока мы ходили, точнее пытались это делать, появилась третья команда слэчеров с гиббоном серфером

я на стропе
Участок был весьма короткий – около семи метров. До воды было пару метров и под водой столько же. Смущали камни по краям, на которые можно было слететь при старте. Пройти стропу мне не удалось: высота, непривычная обстановка и возможность падения не позволили расслабиться и сосредоточиться на равновесии. Один раз, упав в воду, я стучал зубами на холодном ветру, и так и  не смог согреться даже в сухой одежде. А те ребята, чья была стропа, проходили достаточно легко. Позже мы переместились в парк, где развернули стропы и познакомились более детально. Ребята оказались из Запорожья – это такой город чуть меньше Самары.  Там есть зал со скалодромом и площадкой для слэка с десятком стационарных строп. Там же можно брать уроки по слэку! Запорожцы умели прыгать, а также имели опыт хождения хайлайнов (когда стропу натягивают на большой высоте и ходят со страховкой). Если я правильно понял, они даже натягивали стропу через Большой каньон в Крыму  и ходили над пропастью глубиной 120 метров. В Симеизе они делали аттракцион – коммерческий роупджамп (прыжки с высоты, например с моста, на веревке). От вершины скалы Дива через весь залив тянулись их веревки. Запорожская команда роупджампинга недавно вошла в состав Федерации роупджампинга Украины, о чем мне не без гордости поведал один из наших новых знакомых.

 В общем, дела с активными видами отдыха в Украине и в Запорожье в частности куда лучше чем у нас. В Самаре даже нет магазинов, где можно купить Гиббон, а стропохождение – это удел энтузиастов и изобретателей, вынужденных что-то придумывать для реализации своих амбиций.

Пока мы тренировались на стропе в парке, к нам подходило большое количество интересующихся и сочувствующих  из различных городов. Первый вопрос по теме был – чья у нас стропа (какого производителя). Немалое удивление вызывал ответ, что вместо стропы мы используем стяжной ремень или строительную стропу для подъема грузов. Так что есть и некоторые полюсы в нашем отсталом положении.

После просмотра видео прошедшего дня я с горечью обнаружил, что мы не сделали ни одного стоящего кадра с вотерлайном.  Видимо я был столь поглощен желанием пройти по стропе, что про камеру, одиноко спящую на штативе, просто забыл. Поэтому на следующий день в обеденный перерыв между лазанием я решил и уговорил всех повторить наш морской эксперимент. Погода была настроена против нас. Дул сильный ветер, и по поверхности моря бежали веселые барашки волн. Я подготовился тщательнее – взял три комплекта одежды и термос. Решил ходить по стропе в одежде и менять ее по мере падений в воду, поскольку на таком ветру было холодно даже в сухих плавках.

Стропа трепыхалась на ветру – она дрожала, вибрировала словно перфоратор, так, что ногу  буквально сбрасывало с нее.
лена на стропеватерлайн афанасаф на слэке
Первым решился Афанас – для начала он лег на стропу и пролез в лежачем положении от края до края. Андрей полз словно гусеница, а внизу бурлила беспокойная стихия. Примеру брата последовала Лена. Прохождение стропы на животе было не из простых -  словно катание на раме велосипеда по щебенке.

Внезапно появились наши знакомые из Перми, в том числе и Маша, удивившая нас изяществом  хождения по стропе. От нашего вотерлайна они отказались,  но их причина была уважительной, поскольку они собирались лезть дип вотер соло (Deep water solo). Это такой маршрут вокруг скалы Дива, где нужно лезть без страховки не очень высоко над водой и в случаях срыва падать в море. Затея пермяков была не менее абсурдна чем наша, и очень скоро мы увидели первых сорвавшихся. Они отчаянно гребли среди волн к началу маршрута, где можно было вылезти на сушу.

Наконец и я созрел для хождения. В штанах и толстовке  - не холодно. После первого купания  - сразу несколько попыток, пока не успел замерзнуть, затем перерыв со сменой одежды. Если ты падаешь, можно схватиться за стропу, тогда мокнут только ноги. Первое время, чтобы вновь оказаться сверху стропы после падения я делал «подъем переворотом» как на турнике, но при этом движении вода из штанов перетекала на толстовку, и я промокал полностью. Пришлось применять более сложный, но менее мокрый «выход силой».

В момент вставания, чтобы забыть о высоте, холоде ветре и воде, я вслух читаю тексты бодрящих песен. На несколько секунд это позволяет рассеять  внимание на привычных строках и привычных действиях, и беспричинный страх, тот ступор, что заставляет сжаться в точку и терять равновесие, не срабатывает – я делаю несколько шагов, после чего снова лечу вниз, лишь на мгновение задумавшись о происходящем.

Холод и стук зубов заставляет прерваться. На  последнем комплекте одежды я уже не боюсь, только мерзну. Солнце близится к горизонту, мы отправляемся лазить заключительные маршруты.
Трасса проста и понятна, но усталость во всех частях тела говорит, что сил хватит только на нее и может быть на еще один подъем по деревянным ступеням нашей лестницы.

Заключительный вечер в стенах нашей кухни. Завтра нас покинут наши москвичи: Гульназ и Синицын со своим бородатым другом Николаем. Можно еще долго сидеть и болтать, но я отправляюсь спать, а молодой организм Гульназ находит в себе силы всю ночь гулять на побережье. Мы обнаружили ее на рассвете крепко спящей за кухонным столом. В 23 я тоже вряд ли спал в последнюю ночь на море…

Когда я закрываю глаза и начинаю погружаться в сон, мне кажется, что я лезу по скале: аккуратно выбираю места для ног, беру зацепки руками, большей частью всевозможные подхваты и откидки… А вот слэк почему-то не сниться. Хотя, как выяснилось, со стропохождением мы еще не закончили. Из-за железнодорожной аварии наш поезд был вынужден пару часов стоять в чистом поле на подъезде к какой-то маленькой станции. Пассажиры высыпались из вагона и стали лениво прогуливаться вдоль состава. Уфимские велосипедисты расстелили пенку и принялись есть мороженное. Наконец, раздались фанфары, и в проеме тамбура показался Афанас с огромной оранжевой катушкой в руках. Мы натянули стропу над кюветом, поросшим колючей травой и стали ходить, на потеху скучающих пассажиров, которым явно не хватало зрелищ. Потом раздался крик проводницы « заходим», мы быстро сдернули слэк, и наш балаган двинулся дальше.
GOPR1169[11-03-35]GOPR1168[11-04-32]GOPR1169[11-04-04]

  • 1
Очень лаконично - отлично! :)
Юля (велоуфимка) мне рассказала про ваш околож/дслэк http://cs424629.vk.me/v424629565/b35/JCOt3r3g8pw.jpg

ВИ, еще вот это "...и постепенно, общаясь с нами, невольно взрослела или даже становилась более мудрой.". Так то я особо не менялась в Симеизе) Вы просто меня получше узнали - не всегда же мне придуриваться :)

Edited at 2013-05-17 11:36 am (UTC)

про более мудрой - это шутка...
Ну в том смысле, что , общаясь с нами можно стать более мудрой...

  • 1
?

Log in